<< Главная страница

Глава 5




Зигфрид - очень умная машина, но временами мне кажется, что что-то в нем не так. Он всегда просит меня рассказывать ему свои сны. Но иногда, когда я рассказываю ему сон, который должен ему понравиться, сон типа "большое красное яблоко для учителя", полный фаллических символов, фетишизма, комплексов вины, он меня разочаровывает. Он ухватывается за деталь, которая не имеет к этому никакого отношения. Я рассказываю ему сон, а он сидит, щелкает, жужжит, трещит - конечно, он ничего подобного не делает, просто я это так себе представляю, - и потом говорит:
- Давайте поговорим о другом, Боб. Меня интересует то, что вы сказали об этой женщине, Джель-Кларе Мойнлин.
Я говорю: "Зигфрид, ты снова охотишься за химерами".
- Я так не думаю, Боб.
- Но сон! Разве ты не видишь, как он важен? Что ты скажешь о материнской фигуре в нем?
- Позвольте мне выполнять мою работу, Боб.
- А у меня есть выбор? - угрюмо спрашиваю я.
- У вас всегда есть выбор, Боб, но я хотел бы напомнить вам ваши слова, сказанные недавно. - Он замолкает, и я слышу собственный голос, записанный где-то на его лентах.
Я говорю: "Зигфрид, там такая боль, вина, отчаяние, что я просто не могу с этим справиться".
Он ждет, чтобы я что-нибудь сказал.
Немного погодя я говорю.
- Отличная запись, - признаю я, - но я предпочел бы поговорить о комплексе матери в своих снах.
- Мне кажется более продуктивным исследование другого момента, Боб. Возможно, они связаны.
- Правда? - Я готов обсудить эту теоретическую возможность самым отвлеченным и философским образом, но он быстро возвращает меня на землю.
- Ваш последний разговор с Кларой, Боб. Пожалуйста, скажите, что вы при этом чувствуете.
- Я уже говорил тебе. - Мне это совсем не нравится, пустая трата времени, и я хочу, чтобы он понял это по тону моего голоса и напряжению удерживающих ремней. - Это даже хуже, чем с матерью.
- Я знаю, что вы хотели бы поговорить о матери, Боб, но, пожалуйста, сейчас не надо. Расскажите мне о Кларе. Что вы испытываете сейчас?
Я стараюсь честно понять это. Это-то я могу сделать. В конце концов я вовсе не обязан говорить все. Но могу сказать только: "Не очень много".
Немного погодя он говорит: "И это все? "Не очень много"?
- Да. Немного. - На поверхности. Я помню, что чувствовал тогда. Очень осторожно роюсь в памяти, чтобы посмотреть, что это такое. Опускаюсь в голубой туман. Впервые вижу тусклую звезду-призрак. Говорю с Кларой по радио, а Дэйн что-то шепчет мне на ухо... Снова закрываю память.
- Больно, Зигфрид, - небрежно говорю я. Иногда я пытаюсь обмануть его, говоря эмоционально заряженные фразы тоном, каким просят чашку кофе, но, кажется, с ним это не срабатывает. Зигфрид замеряет интенсивность звука, вслушивается в обертоны, но слушает также дыхание, измеряет паузы, а не только вдумывается в значение слов. Он очень умен, особенно учитывая, как он глуп.


далее: Глава 6 >>
назад: Глава 4 <<

Фредерик Пол. Врата
   Глава 1
   Глава 2
   Глава 3
   Глава 4
   Глава 5
   Глава 6
   Глава 7
   Глава 8
   Глава 9
   Глава 10
   Глава 11
   Глава 12
   Глава 13
   Глава 14
   Глава 15
   Глава 17
   Глава 20
   Глава 21
   Глава 22
   Глава 23
   Глава 24
   Глава 25
   Глава 26
   Глава 27
   Глава 28
   Глава 29
   Глава 30
   Глава 31


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация